Форма входа

Поиск

Календарь

«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Наш опрос

Какие проблемы в области информационная безопасность является на Ваш взгляд приоритетными для РК?
Всего ответов: 56

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Вторник, 21.11.2017, 13:07
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
   
Сайт казахстанской школы
социально-ответственной журналистики
Главная | Мой профиль | Выход
Главная » 2014 » Апрель » 20 » Это наша с тобой история… История 5
22:52
Это наша с тобой история… История 5

 

Лайла Ахметова,
начальник пионерлагеря 
 КазГУ «Восток-3»  в 1978-1980 гг.,
профессор КазНУ им. аль-Фараби

                                                                                                 К 80-летию КазНУ им. аль-Фараби

 

История 5
Пионерский лагерь КазГУ «Восток-3».
Часть 1.

Когда я была студенткой и перешла на 3 курс,  я поехала старшей пионервожатой в пионерский лагерь КазГУ «Восток-3». Меня отправили как молодого кандидата в члены КПСС. Так впервые состоялось мое знакомство  с чисто профсоюзной деятельностью того периода – работой пионерского лагеря. Конечно, в ту пору я особенно этим вопросом не заморачивала себе голову. Партия сказала надо, я и поехала!

Мне было очень интересно работать, все было новым, неожиданным. И главное, все время быть на работе, поскольку мы там  жили рядом с отдыхающими детьми  и несли за них полную ответственность и днем, и ночью.

Каждый день проводились какие-то мероприятия, мы играли в «Зарницу», встречали рассвет, вставали в полпятого и шли на «Зорьку». В лагере был открытый плавательный бассейн, занимались спортом,  ставили разные театральные сценки. Словом, отдыхать было некогда, но работа была и отдыхом также. А  поздно вечером, когда мы, уложив детей, собирались у костра возле футбольного поля, мы пекли картошку, пели песни под гитару.

Я даже успела побывать несколько дней исполняющим обязанности начальника пионерлагеря, так как произошла смена руководства в один из сезонов.

Пионерский лагерь находился в Каргалинке, рядом с агробиостанцией КазГУ. У нас были старые постройки летнего типа со всеми удобствами во дворе. Рядом имелся большой яблоневый сад, принадлежащий лагерю, в котором рос и урюк. Однако дети есть дети, практически ничего не вызревало, все срывалось до созревания. И причем никто не страдал расстройством желудка, а все мы ели зеленые яблоки и урюк.

Со мной работала подруга Татьяна Зорина пионервожатой. Мы с ней с первого курса дружили, а сейчас, увы, поддерживаем связь через «Одноклассников»!

Второй приход пионерлагерь КазГУ «Восток-3» состоялся у меня в течение летних трех годов 1978-1980.

В 24 года меня назначили работать начальником пионерского лагеря.

Лагерь старой постройки. Ежегодно весной кое-что подкрашивалось, заделывалось, и мы были открыты для летнего отдыха детей. Было три смены по 26 дней, принималось 160 детей в смену, было 4 отряда.

Детей сотрудников университета было ровно половина, то есть выделялось 80 мест. А остальные 80 мест распределялись среди учителей Алма-Аты и Алма-Атинской области и сотрудников и преподавателей других институтов Алма-Аты.

Это было связано с тем, что Алма-Атинский обком профсоюзов работников школ, вузов и научных учреждений имел всего 2 пионерских лагеря наш и Политехнического института, а детей  среди членов профсоюза учителей, вузов и науки было много.

Когда меня назначили работать начальником лагеря, Калининский райком партии г. Алма-Ата меня не утвердил в этой должности, сочтя меня слишком молодой. Однако председатель месткома КазГУ Сыргыбай Закирович Нарматов взял всю,  ответственность на себя. Так я проработала первый год, а уж потом два меня утверждала и партия тоже.

Сказать, что было трудно работать, это ничего не сказать… Вся ответственность легла на меня. Это было трудным делом: дети,  вожатые, пищеблок, хозяйственные работы. Целыми днями крутилась как белка в колесе. Но коллектив подбирался отличный, все - из КазГУ, все друг друга знали, несли ответственность сами за всю жизнь пионерлагеря.

Работа в лагере научила меня многому.

Первое, хозяйственной деятельности. Я узнала всю производственную работу  вверенного мне подразделения, состоящего почти из двух сотен людей, причем 160 из них были дети.

Второе, познакомилась с деятельностью пищеблока, санэпидемстанцией, работой уборщиц и бесконечными проверками.

На втором году моей деятельности за месяц работы, то есть 30 дней у нас побывало 42 комиссии с проверкой. Вот тогда-то я и поняла, что работать нам не дают. Кто-то обязательно должен сидеть просто на проверках, так как в тот месяц мне выписали штрафов на сумму в два раза превышающую мою зарплату.

Проверяющие – санэпидемстанция, пожарники и др. сразу же выписывали штрафы: один обязательно на лагерь, другой – на начальника, третий на ответственного за тот или иной участок работы. Могли выписать на вожатого, если у него в отряде было грязно, на уборщицу, если грязный был туалет, на завхоза, на шеф-повара и т.д. В общем, хорошо не было никогда! Вот это и отравляло жизнь!

А как жить в стерильной чистоте в старых помещениях и среди старой мебели в комнате, где спят и живут по 20 детей? Этого никто не мог сказать, но наказывать любили!

Однако было столько случаев, которые мы вспоминаем при встрече! Смеемся, хотя тогда, может быть, и плакать хотелось!

Третье, а может быть это - главное. Дружба тех, кто был в лагере, осталась на долгие годы. Как приятно встретиться нечаянно с кем-нибудь и просто посмеяться и вспомнить!!!

Мы были молодыми, мы были такими разными, но в нас горел огонек волонтерства, беззаветной преданности работе, любви к детям, к университету!

Наш лагерь славился дружбой, сплоченностью, интересными мероприятиями. К нам стремились попасть многие школьники, передавали рассказы, приезжали для встреч, скучали, писали нам в зимний период.

Однажды  случилось у нас одна напасть. В пионерлагере появились большие, зеленые мухи. Они летали роями и где-то исчезали. Время от времени вдруг доносился какой-то непонятный вонючий запах. Чего? Мы никак не могли понять. Обошли всю территорию,  вроде все чисто, проверили наш яблоневый сад силами старшего 1 отряда с вожатыми, что искали, не знали,  ничего непонятно, но что-то гнило…

Кто-то из вожатых предположил, что где-то есть труп. Я совсем испугалась. Что делать? Вот-вот должны  приехать очередные контролеры. Лагерь напрягся. Никто не хотел неприятностей… Почему-то тогда о нас самих мы не думали, думали, что снова будет проверка и неприятности, связанные с этим.

Во время «тихого» часа вожатые пошли искать за территорию лагеря. И вдруг приходят ко мне Амантай Дандыгулов, Алексей Швыдко и Нурлан Суюншалиев. Они нашли место гнили и рассказали, что там есть. Это заставило содрогнуться всех работников лагеря…

Через дорогу, совсем неподалеку какой-то грузовик  ночью разгрузила огромное количество гнилой рыбы. И этот ворох гнил, там были уже черви,  мухи и прочее-прочее!  Что делать? Вызывать санэпидемстанцию? Они закроют лагерь, прикажут вывезти детей, а, значит,  летний отдых у этих детей будет сорван,  и, естественно,  оштрафуют нас.

Я отправляю туда нашего врача, посмотреть, что же там такое? Врач пришла в ужасе! И сама понимает, что нельзя вызывать санэпидемстанцию, но не знает, что делать. Мы быстро собираем совет. И вдруг ребята вожатые говорят, давайте сами все ликвидируем?

А как? Вызвались трое: Амантай, Алексей, Нурлан. Разработали план. В лагере для игры в «Зарницу» были противогазы. Нужна было солярка, много солярки. Завхоза с другими вожатыми отправили  добывать солярку. Как добывали? Ловили по проезжей части машины и просто покупали у них.

А ребята пошли сжигать гнилую рыбу. Дым стоял большой. Они жгли и жгли, а гора рыбы все не кончалась и не кончалась, только исчезал сожженный верхний слой, снизу появлялся новый…  Проработали несколько часов до глубокой ночи. И затем ранним утром снова пошли проверять. Стояла сожженная масса чего-то, но ни гнилой рыбы, ни червей, ни мух не было!!!

Как я была благодарна Амантаю, Алексею и Нурлану! потом они рассказывали, как было жарко,  муторно, тошно, как они задыхались в противогазах, а без них работать не могли! Именно благодаря тому, что они вызвались все это ликвидировать, мы смогли закончить благополучно тот сезон летнего отдыха детей, да и все лето тоже!

… Был грустно-смешной случай с одним мальчишкой со 2 отряда. Объявили подъем, дети собирались на физическую зарядку. Я зашла к мальчишкам во второй отряд. Это были 12-13-летние пацаны. Вдруг один из них, хвалясь перед мальчишками, сказал:

-  Посмотрите, как я умею переворачиваться!

Взялся обеими руками за разные спинки железных кроватей и решил перевернуться, оказывается, это он уже проделывал ни один раз! И вдруг сорвался, упал плашмя,  и,  как  потом  оказалось,  он сломал нос. Все это случилось на моих глазах!

Если бы вы знали, как на меня ополчились родители, что я не доглядела! А мне и в голову не могло прийти, что такое может случиться!

Было столько случаев, что можно писать много и много! Но была еще одна нестандартная ночь, которая надолго запомнилась сотрудникам лагеря, да и всем свидетелям того времени.

Первый час ночи на воскресенье. Вдруг стук в мое окно. Я просыпаюсь и открываю окно. Там старший вожатый  и военные. Меня просят выйти. Я быстро одеваюсь и выхожу.

Ночью на территории лагеря я вижу  солдат и офицеров. Мне говорят, что, возможна, будет  сель. Надо эвакуировать лагерь. Разбуженный завхоз уже открывает ворота лагеря, так как на проезжей дороге стоят несколько военных грузовиков, которые въезжают на территорию лагеря.

Мы будим вожатых. Проводим совещание. Решили разбудить детей по тревоге военной  игры «Зарница», объяснить, что сейчас будет игра, посадить всех в грузовики. Военные сказали, что только надо одеть детей, ничего брать не надо. Все закрыть на замки и срочно выехать. На все нам дали 30 минут времени.

Я – истинная коммунистка и свято верила во все правила. Я знала, что командир последний покидает корабль, поэтому я сразу приняла решение, вывезти всех до последнего, и только я потом уеду. Сказала об этом офицеру. Он так и сказал, что вместе  самыми последними  выедем.

Объявили тревогу и игру «Зарницу».  Никаких  туалетов, сразу одеваться и в машину. В получасовой срок мы уложились. Я разбудила кухонных работников,  медперсонал, других сотрудников. Вожатые с детьми рассаживались в грузовики. Грузовики выехали в сторону города. Я, офицер и один солдат обошли всю территорию, проверили все замки, погасили везде свет, закрыли ворота и выехали на легковой машине в город. Вскоре мы догнали грузовики. Точно помню, что этой ночью ехали мимо строящейся в то время «Орбиты», кругом были краны, стройки, недостроенные высотные дома, заборы…

Приехали в главный корпус КазГУ,  на Кирова, 136. Нас  поместили в актовый зал, мы сводили детей в туалеты, и тут началась беготня среди детей по актовому залу. Никто спать уже не хотел. Нескольких вожатых оставили дежурить с детьми, а остальные  пошли звонить родителям детей  на кафедры университета, где были телефоны. Уже к пяти часам утра перепуганные родители, многие со слезами на глазах и словами благодарности:

- Спасибо, что спасли моего ребенка! – стали забирать своих детей.

К утру практически всех городских детей разобрали, остались дети из Кегени, Нарынкола и других районов Алма-Атинской области. Университетом были организованы машины,  и вожатые выехали с детьми  по их домам. Так прошел день.

А нам, сотрудникам, потом разрешили переночевать дома и назавтра отправиться снова в лагерь.

На следующий день мы с утра были уже в лагере. Стали убирать лагерь собирать детские вещи, ждать родителей, которые приезжали забирать вещи детей.

Мы целую неделю работали и отдыхали, плавали в бассейне, стояла такая тишина!  Редко проходили по проезжей части машины. Сейсмоопасность еще не была снята, но мы знали, что сель прошел стороной,  и не нашем участке, поэтому все у нас было относительно спокойно.

Неприятность была у меня. И даже сейчас я продолжаю смеяться той истории, в которую я попала! Я действительно была уверена, что капитан, то есть я, покинула корабль последней! Однако этого не было!!! Мы забыли одного человека, и это был сторож нашего пионерского лагеря! А этот сторож грозился подать на меня в суд,  пожаловаться в партком и местком, что его одного-одинокого бросили на произвол судьбы!

Представляете, он утром просыпается, а никого нет!

- Со мной чуть инфаркт не случился, - жаловался он вожатым! – А начальник лагеря и вы меня бросили, а, если бы, сель действительно был?

Я пыталась обратиться к его разуму. По должностной инструкции он должен был нас охранять ночью от всех напастей. А он где-то выпил, залег под какими-то кустами и заснул.

Представляете! Весь лагерь эвакуируется, стоит определенный шум-гам, по репродуктору радист объявляются тревогу и все наши действия, а сторож не просыпается, он спит!

Да, я была виновата, но он же - сторож! Кстати, мне все равно сделали замечание по этому поводу. Зато все смеялись и вспоминают до сих пор, как я забыла сторожа!

Категория: Разное | Просмотров: 437 | Добавил: Админ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017