Форма входа

Поиск

Календарь

«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Наш опрос

Какие проблемы в области информационная безопасность является на Ваш взгляд приоритетными для РК?
Всего ответов: 56

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Четверг, 29.06.2017, 18:48
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
   
Сайт казахстанской школы
социально-ответственной журналистики
Главная | Мой профиль | Выход
Главная » 2014 » Май » 4 » Это наша с тобой история… История 8
21:34
Это наша с тобой история… История 8

Лайла Ахметова, начальник пионерлагеря
 КазГУ «Восток-3»  в 1978-1980 гг.,
профессор КазНУ им. аль-Фараби

К 80-летию КазНУ им. аль-Фараби
История 8
Пионерлагерь КазГУ «Восток-3».
Детский лагерь отдыха
Часть 4

Замечательные воспоминания остались  в моей памяти о родном лагере  «Восток-3». Трудные минуты шли как испытания, а,  в целом, были летние дни и вечера, природа, отдаленность от города, новые впечатления, работа с детьми, много смеха и радости.

Я ввела новшества со 2 года работы. Я доказала и обосновала, что дети могут отдыхать не 26 дней, а 20 дней. Таким образом, мы могли провести за три месяца 4 смены летнего сезона. К тому же, с сантиметром измерив всю полезную площадь, смогла довести прием детей на 5 человек больше, чем было. Таким образом, стало 4 смены по 165 детей. И вместо 480 детей за лето 1979 и в последующих годах у нас в пионерлагере отдыхало  660 детей.

На следующий, 1980 год, было принято постановление областного совета профсоюзов, и все пионерские лагеря Алма-Атинской области перешли на 4 смены.

К слову сказать, что работы у нас прибавилось, а зарплата осталось в таком же состоянии, так как заработанную плату платили за месяцы, а не за дни работы.

Нам постоянно делали замечания  представители санэпидемстанции, что на территории имеется стекло, штрафовали за это. Тогда мы сами придумали игру «Операция: стеклышко» и собирали все стекло на территории лагеря. Дело доходило до того, что весь сезон собирали и прятали в нужном месте, чтобы выиграл твой отряд. За самое большое количество стекла, собранного ребятами, отряд получал один килограмм  карамелек (в детском учреждении нельзя было выдавать шоколадные конфеты по стандарту тех времен).

                  

Еще можно было получить килограмм конфет, если найдешь клад, то есть эти самые килограмм карамелек. Операция «Клад» обставлялась таинственными и запутанными событиями, записками, картинками, картами, схемами. И по ним надо было найти место, где находился этот клад – конфеты. Весь лагерь буквально носился от одного места к другому, лазил на деревья и в подземелье (овощной склад), в медпункт и вожатские комнаты, доставал из бассейна и под мостами нашего ручейка, но неизменно находил записки, а потом один из отрядов праздновал победу, поровну поделив карамельки между собой.

Моя лагерная жизнь закончился так же просто, как и начиналась. После третьего года моей работы, в сентябре 1980 г. я была у ректора У.А. Джолдасбекова  с отчетом о деятельности лагеря за этот год.

Показатели были отличными. В Алма-Атинской области в то время было 63 пионерских лагеря. И когда я приступила к деятельности в 1978 г., то наш лагерь занимал 59 место из 63. В конце 1980 г. мы занимали 5 место из 63 мест среди пионерлагерей области. Выше 5 места подняться мы не могли по ряду показателей: должно было вестись строительство новых корпусов, туалеты должны были быть в помещении стационарными, палаты для детей не менее 8 человек. В наших условиях этого достичь было нельзя, но то, что мы так поднялись – это результат постоянной работы всего состава сотрудников пионерского лагеря. И я им очень за это благодарна!

                        

Естественно, Умирбек Арисланович был очень доволен результатами работы нашего пионерского лагеря. Похвалив меня, он спросил, какой год у меня очной аспирантуры. Я ответила: «Третий».

Умирбек Арисланович сказал:

- Если работать в КазГУ, то ты должна быть обязательно хотя бы кандидатом наук, поэтому к концу учебного года ты должна представить работу к диссертации. Это самое главное для аспиранта третьего года обучения.

Я пообещала к концу года представить работу к защите, свое обещание я выполнила. В 1981 году я защитила кандидатскую диссертацию, а в 1983 году получила звание доцента.

С весны 1981 года я стала работать председателем студенческого профсоюза КазГУ.

Работа начальником пионерского лагеря КазГУ «Восток-3», не смотря на сложности, оставила яркие, запоминающие воспоминания светлого и доброго чувства ко всем своим коллегам! Когда я  смотрю на фотографии и вспоминаю, те далекие и хорошие дни моей молодости, становится приятно от всего того, что было в те далекие времена!

Потом я всегда помогала пионерлагерю советом, работой, примером, всегда радовалась их успехам и достижениям, потому что это был наш пионерлагерь – лагерь КазГУ!

Прошли годы. Я никогда не думала, что мне придется вновь столкнуться с вопросами пионерлагеря, принимать кардинальные решения по его деятельности, по всей жизни нашего университета.

В декабре 1993 г. на альтернативной основе меня избрали председателем профсоюзного комитета преподавателей и сотрудников КазНУ им. аль-Фараби.

Пионерлагерь продолжал относиться к ведомству профсоюзов. Однако в те далекие и тяжелые времена он был уже несколько лет закрыт и потихоньку угасал.

В 1994 году я решила открыть лагерь для отдыха детей.  Причем это было в моей предвыборной платформе на пост председателя профсоюзов. Сейчас я могу сказать, что это было самым трудным моим выполнением обязательств. Денег не было нигде. И мне сказали, да Бог с ними, этими обязательствами,  все поймут, что денег нет.

Но я привыкла выполнять обещанное. В течение двух месяце я ходила из кабинета в кабинет, ожидала долгие часы в приемной разных начальников, везде получала ответ, что денег нет. Я уже совсем отчаялась, мне было очень и очень плохо. И я не знала, что делать. Практически уже в последний момент, в начале мая деньги были найдены. И сегодня я хочу сказать слова благодарности акиму  Бостандыкского района того периода К. Кушербаеву и его заместителю А. Баталову, благодаря усилиям которых наш лагерь проработал все лето 1994 года.

Были найдены деньги, набран состав работников, розданы путевки родителям детей школьного возраста. Путевки были по 10% стоимости. Мы, как всегда, дали и 10 путевок бесплатно детям из детских домов, такой был у нас всегда порядок, принятый нами в те далекие времена советского времени.

Я уже лагерь отдыха, теперь он назывался так,  организовывала как председатель профсоюза. Это уже был другой подход, и совершенно новое время. Однако, несмотря ни на что,  наши дети отдохнули и поправили свое здоровье за городом.

Все 90-е годы в лагерь приезжали отдыхать, там проводились зимние спартакиады здоровья, лыжные гонки. Каждую весну все факультеты по очереди выезжали на субботник в лагерь, убирали, чистили его, приводили в порядок. Мы следили за его состоянием, а лагеря,  находящие внизу нас и вверху,  приходили в упадок.  К середине 90-х годов от них остались только остовы зданий, фундаменты и заросшая повсюду трава и молодые деревья. Было страшно на это смотреть.

Со следующего года наступили более тяжкие времена. Университет еле-еле успевал вовремя выплачивать заработанную плату, а в других организациях образования и разных производствах и этого не было.

Лагерь был закрыт. На заседании профсоюзного комитета мы долго обсуждали этот вопрос. Содержание лагеря было на нашем балансе, но у нас не было денег содержать и тем более сделать действующим пионерлагерь.     Я обращалась к ректору К.Н. Нарибаеву с просьбой обсудить этот вопрос. Никто ничего не мог сделать.

Тогда я зашла к ректору и предложила свой вариант. Он, молча, выслушал меня, но я сказала, что, если Вы нам поможете, тогда я сначала обсужу на заседании профкома, потом предложу этот вариант Вам. Ректор согласился. Мы были едины во мнении, что надо пережить трудные времена. А лагерь для детей надо сохранить. Это – наше университетское достояние!

На заседании профкома я предложила взять на работу сторожей и продолжать охранять лагерь, для того, чтобы его не разорили. Членам профкома все время контролировать работу сторожей. Сделать заявку в университете, чтобы столяр, слесарь и другие работники провели работу по его закрытию. Снести всю мебель и вещи в один блок. Все окна зданий заколотить крест-накрест, как делали это в годы войны.

Мы приняли решение создать три ставки сторожа за счет профсоюзных взносов. Сделали расписание, по которому один раз в неделю кто-либо из членов профкома ездил с проверкой в наш лагерь. После этого, если он что-то находил сломанное или разбитое, мы писали заявку в университет. Туда выезжали наши работники университета и выполняли наши заявки, восстанавливая все, что было сломанное. В общем, шла постоянная проверка и контроль того, чтобы лагерь не растаскали по дощечкам. Так продолжалось и после того, как я стала проректором, то есть   до конца 2001 года.

Затем постепенно с приходом нового руководства все поменялось. Но это уже не моя, а другая история.

https://www.facebook.com/profile.php?id=1118557319

http://www.odnoklassniki.ru/profile/529182788676

 

Категория: Разное | Просмотров: 412 | Добавил: Админ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017